Свердловская
область

Тюменская
область

Челябинская
область

Курганская
область

Ханты-Мансийский
автономный округ

Ямало-Ненецкий
автономный округ

Пермская
область



Герои Урала – Герои России

Программа «Имя на стене»

Программа «Ермак»

Информационный бюллютень ВСФ-Урал



Без права на славу во славу державы

Печать

Опубликовано 04.09.2015 04:00 Автор: С. Белковский Категория: Новости

Эти слова взяты из гимна Службы внешней разведки Российской Федерации. Челябинская область – край не только замечательных металлургов, машиностроителей и строителей, без труда которых край бы не стал опорным краем державы. Южный Урал – это еще и родина космонавтов, только уроженцами одного металлургического района Челябинска стало два Героя России – Максим Сураев и Юрий Шеффер. Имена космонавтов становятся известны сразу после полета или выполнения задания. Имена других людей, чей труд связан с внешней разведкой, остаются тайной десятки лет. Между тем, Южный Урал стал родиной нескольких замечательных разведчиков, и настало время нам, их землякам, узнать о них.
Значительный шаг в этом был сделан нынешней весной, когда на Алом поле в Челябинске был установлен памятник Исхаку Ахмерову. Это – первый памятник разведчику-нелегалу в России. И, как подчеркивает, один из инициаторов установки памятника председатель Военно-спортивного фонда – Урал Денис Девяткин, памятник Ахмерову – это и памятник всем разведчикам, бойцам невидимого фронта. А значит и тем южноуральцам, кто служил во внешней разведки в разные периоды истории нашей страны.

Увеличить Увеличить Увеличить Увеличить Увеличить

О них, этих людях говорим с автором книги «И сим горжусь», посвященной советским разведчикам, чья жизнь и судьба были связаны с Челябинской областью. Анатолием ШАЛАГИНЫМ.
– История отечественной разведки началась не с 1917 года, как полагают многие. На протяжении веков Россия вела успешную разведку против сил, представлявших угрозу государству. Сотрудничеством с русской разведкой гордились Александр Грибоедов, Ян Виткевич, Иван Тургенев, Николай Гумилев… Они понимали, что делают для своей родины большое и нужное дело.
– Анатолий Владимирович, благодаря памятнику Исхаку Ахмерову, челябинцы узнали об этом человеке. Готовится к изданию при поддержке губернатора Бориса Александровича Дубровского книга о нем, которая станет тоже своеобразным памятником и этому человеку и его коллегам. А какие имена смогут открыть читатели вашей книги?
– Первым я хотел бы назвать имя Станислава Мартыновича Глинского. О нем практически ничего не известно челябинцам. Он родился в Варшаве в семье железнодорожника. К тому же отец его был социал-демократом, и в 1906 году за свою революционную деятельность вся семья Глинских была сослана в Сибирь. Подрастающий Станислав пошел, что называется, по стопам отца, вступил в подпольную организацию РСДРП и в 16 лет уехал от родителей на Урал. Так оказался в Челябинске. Здесь он встретил Октябрьскую революцию. Когда началась гражданская война, Станислав Глинский добровольцем ушел в Красную армию и служил в 17-м Уральском полку во фронтовой разведке. Бывал в тылу у «белых». В 25 лет становится военкомом города Троицка. И там Глинский знакомится с Терентием Дмитриевичем Дерибасом, который сыграет важную роль в его дальнейшей профессиональной судьбе. Именно Дерибас рекомендовал Глинского в ЧК. И когда Терентия Дмитриевича перевели в Москву, он забрал с собой и Глинского. Поначалу они работали вместе, но потом их пути немного разошлись. Дерибас занимался контрразведкой и стал одним из руководителей ВЧК-ОГПУ, получив звание комиссара госбезопасности 1 ранга. А Станислав Глинский ушел в разведку…
– Чем этот человек проявил себя во внешней разведке?
– Если кратко говорить о заслугах Глинского, то следует упомянуть его участие в операции «Синдикат». Об этом снято кино, написаны книги, но в них имени Глинского не встретим. Между тем, именно он обеспечивал переход через границу Бориса Савинкова. Итогом этой операции стал полный разгром террористической организации, на счету которой были нападения на советских дипкурьеров, покушения на советских послов, террористические акты в Белоруссии и многое другое. За эту операцию Глинский был награжден своим первым орденом Красного Знамени. В 24 – 26 годах он принимает непосредственное участие в операции «Трест», тоже хорошо известной по художественным фильмам. В ходе этой операции Глинский сыграл роль живой приманки. Именно он передавал фотографии нашим врагам, подтверждающие существование подпольного монархического союза в Советской стране. Союз такой реально существовал, только деятельность его была под контролем чекистов. В 30-х годах Станислава Глинского переводят на другое направление работы – Европа. Руководству страны уже было понятно, что война будет и к ней нужно готовиться. Глинскому удалось внедрить в окружение Гитлера двух агентов. В 37-м году он принял участие в разгроме русского общевоинского союза – эта военизированная организация насчитывала двадцать тысяч членов и вела подготовку к походу на Советскую Россию.
Весной 37-го года Глинский награждается вторым орденом Красного Знамени. Ему присваивается звание старшего майора госбезопасности, что приравнивается к нынешнему званию генерал-майора. На тот момент это был первый случай в советской внешней разведке, когда разведчика наградили двумя орденами Красного Знамени.
А летом того же года Ежов вызывает Глинского из-за границы, якобы, на консультацию в Москву. Там разведчика арестовывают, обвиняют в сотрудничестве с польской разведкой, и в декабре Глинского расстреливают как изменника Родины. Реабилитирован Станислав Мартынович был только в 1956 году.
Говоря о нем, стоит сказать об Анне Викторовне Глинской, его жене. Родилась Анна Викторовна в поселке Нижнеувельском Челябинской области. В 15 лет добровольно ушла служить в Красную Армию, тоже занималась разведкой, ходила в тыл к «белым», встречалась с подпольщиками. В Челябинске она была арестована колчаковской контрразведкой. Ее пытали, а потом приговорили к расстрелу. Но ей удалось бежать. И организовывал этот побег Станислав Мартынович Глинский, ее будущий муж.
Когда Станислава Глинского арестовали и расстреляли, Анну Викторовну, как члена семьи изменника родины, приговорили к лагерям. Она отбывала свой срок в печально известном Карлаге. Отсидев, как говорится, от звонка до звонка, в 1947 году она вернулась в Москву и стала добиваться восстановления честного имени своего мужа. Ее вновь арестовывают, приговаривают к новому сроку и отправляют в Воркуту. По пути туда она умирает. Место захоронения Анны Викторовны Глинской, нашей землячки, неизвестно. Об этой маленькой, но сильной женщине сегодня напоминает лишь одна единственная фотография…
– Имя одного из самых известных разведчиков времен Великой Отечественной войны Николая Кузнецова хорошо известно. В Екатеринбурге он стал почетным гражданином города. Он тоже уралец…
– Действительно, свердловчане считают Николая Ивановича Кузнецова своим героем. Но справедливости ради, стоит сказать, что родился он в Талицком районе, который до конца 30-ых годов входил в состав Челябинской области. Поэтому Николая Ивановича можно и нужно считать и нашим земляком. Даже в фальшивом паспорте, по которому Кузнецов жил и работал много лет, являясь секретным сотрудником контрразведки, написано, что место его рождения – Челябинская область. Поэтому рассказу об этом человеке в моей книге посвящена отдельная глава. О нем много написано книг и снято немало фильмов, но в них на первом плане показана его диверсионная деятельность в тылу врага. Еще бы! Человек в форме немецкого офицера средь бела дня в упор расстреливает высокопоставленных чинов рейха, а потом уходит от погони. Вспомним знаменитый фильм с Петром Кадочниковым «Подвиг разведчика». Это увлекательно смотрится кинозрителями. Но в тени кинематографического образа осталось очень многое из его работы как контрразведчика, а потом и разведчика. И эти страницы биографии Кузнецова тоже заслуживают отдельного рассказа.
– Давайте сейчас, хоть кратко, восполним этот пробел.
– Не секрет, что Урал с его промышленным потенциалом всегда интересовал спецслужбы других стран. В 30-е годы, когда Кузнецова пригласили работать в органы, его назначают секретным сотрудником по выявлению агентов иностранных разведок, работавших на Урале. И таких было выявлено немало. В 40-м году Николая Кузнецова переводят в Москву, где он начинает заниматься разработкой немецкой агентуры в столице. За небольшой промежуток времени до начала войны Кузнецовым и его соратниками было выявлено около двадцати агентов абвера и гестапо.
Когда началась Великая Отечественная война, Николая Кузнецова переводят в четвертое управление НКВД, которое занималось разведывательно-диверсионной деятельностью на оккупированной территории. Именно здесь он становится тем известным теперь по фильмам и книгам обер-лейтенантом Паулем Зибертом. Документы ему были изготовлены на Лубянке так искусно, что ни один патруль, а Кузнецов сотни раз предъявлял эти документы, не заподозрил, что перед ними русский разведчик.
– Как исследователь истории разведки, на чем бы вы сделали акцент, говоря о заслугах Николая Кузнецова?
– Заслуг много. Именно он отправил в Центр информацию о сверхсекретном объекте «Вервольф» – ставке Гитлера под Винницей. Именно Кузнецов первым сообщил Центру, что на лидеров стран антигитлеровской коалиции готовится покушение в Тегеране. Именно от Кузнецова Центр впервые узнал, что летом 1943 года немцы планируют наступление под Курском. И, конечно же, следует вспомнить ликвидацию руководителей германских оккупационных сил. На его счету с десяток матерых нацистских преступников, как бы их назвали после войны на Нюрнбергском процессе. Но справедливый приговор вынес и осуществил он им раньше.
Погиб Николай Иванович Кузнецов в ночь с 8 на 9 марта 1944 года в бою с украинскими националистами, когда вместе со своей группой пытался перейти линию фронта. 5 ноября 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он стал первым сотрудником советской внешней разведки, удостоенным Звезды Героя.
Николаю Ивановичу установлены два памятника в Челябинске – у школ № 118 и 128. Именем Кузнецова названы малая планета и горная вершина на Памире. Но, пожалуй, самое символичное и необычное увековечивание памяти об этом человеке – посаженный в семидесятые годы под Пермью лесной массив. Лесопосадка в леспромхозе, где он когда-то работал, была выполнена в форме его фамилии. И сегодня из космоса можно увидеть и прочитать имя «Кузнецов».
– Пользуясь случаем, хочу спросить вас и про Исхака Ахмерова.
– Он дважды побывал за океаном. Первая командировка в США у Исхака Ахмерова была довоенной. А вторая – уже после начала войны. За четыре военных года через резидентуру Ахмерова было получено 2500 фотопленок с 75000 копиями секретных документов из разных государственных учреждений США – госдепа, министерств обороны и экономики, из американской разведки…
В 1940-41 годах Ахмеров принимает самое непосредственное участие в разработке и реализации операции «Снег». Целью этой операции было вовлечение США в войну на стороне СССР. Америка тогда отгородилась от всего мира не только двумя океанами, но и так называемым законом о нейтралитете. Но нейтралитет был мнимым. Перед войной американские корпорации поставляли в Германию стратегическое сырье, американские банки выделяли германской промышленности огромные займы. Не скрывалось – пусть немцы с русскими поубивают друг друга побольше, а мы потом придем в Европу как хозяева. Поэтому было важно, чтобы коалиция против Гитлера, к которой стремился Сталин, сложилась. Для этого и была разработана операция «Снег». То, что написал Ахмеров в письме своему американскому другу, потом почти слово в слово будет повторено в так называемой ноте Хала, госсекретаря США. Когда японцы прочитали эту ноту, ими было принято решение не нападать на СССР, а нанести удар по США. Так случился Перл-Харбор. США уже ничего не оставалось, как вступить во вторую мирровую войну на стороне Советского Союза. А наша страна получила возможность перебросить значительные воинские силы с Дальнего Востока на запад. Именно эти подразделения сыграют решающую роль в разгроме немецких войск под Москвой.
В 43-45 годах через резидентуру Ахмерова шли материалы по урановому проекту, который потом назовут манхэттенским. Его агенты получили образцы материалов, с которыми работали американские и канадские ученые-ядерщики. Через сеть Ахмерова были получены чертежи американской атомной бомбы, которые несомненно ускорили процесс создания советского атомного оружия под руководством Курчатова.
Кроме этого, им и его соратниками было выявлено немало агентов Абвера и гестапо, работавших на территории США. Когда в конце войны Гитлер мечтал об оружии возмездия, его убедили, что с помощью новых ракет можно бомбить любой город мира. Гитлер с маниакальным восторгом распорядился нанести первый удар по Нью-Йорку. Однако все попытки запустить «Фау» через Атлантику были неудачными, ракеты падали в океан. Стало очевидным, что для осуществления варварской бомбардировки самого крупного города на планете требуются радиомаяки, которые бы выводили ракеты на цель. И чтобы установить такие маяки на знаменитые нью-йоркские небоскребы, в США были десантированы два агента Шеленберга. Одного ФБР схватило быстро, а вот другой «растворился». Ждали самого страшного… Благодаря агентуре Ахмерова, его тоже удалось нейтрализовать. Это сюжет для настоящего фильма. Который, возможно, когда-нибудь будет снят.
Еще Ахмеров и его сеть выявили факты сепаратных переговоров союзников с германским руководством. И таких фактов было несколько. Ближе к концу войны резидентура Ахмерова засекла элементы операции «Кроссворд», в ходе которой на территорию США американцы тайно перевозили германских ученых, связанных с разработкой нового оружия.
За работу во внешней разведке Исхак Абдулович был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Почета и Красной Звезды.
– Почему вернулся и когда вернулся Ахмеров на Родину?
– В 1945 году Центру стало ясно, что в одном из звеньев сети, созданной Ахмеровым, произошло предательство. Такое случается в работе разведчиков. Руководством было принято решение об экстренной эвакуации его из США. Но Ахмеров, понимая, что может стать с его американскими друзьями и помощниками, исчезни он внезапно, остается в Америке. Он перевозит свою семью в Мексику, а сам переходит на двойное нелегальное положение, живет по второму американскому паспорту и в течение трех недель объезжает своих товарищей, предупреждая их об опасности. Благодаря этому, многие из них не пострадали, когда вскоре в США началась эпоха репрессий.
После возвращения в Москву Ахмеров работал заместителем начальника управления нелегальной разведки, много ездил по миру, отлаживая работу резидентур.
Его жена Елена Ивановна или Елена Джоновна, как ее называли, была тоже человеком неординарным. Познакомились они во время первой командировки Ахмерова в США. Она сотрудничала с советской разведкой. Не смотря на все инструкции Центра, они полюбили друг друга. Ахмеров написал личное письмо Берии с просьбой разрешить ему жениться на американке. Нарком был в ярости, но, опасаясь, что Ахмеров просто не вернется из США, дал согласие на этот брак. Позже супружеская пара разведчиков была вызвана в Москву, где над ней готовилась несправедливая расправа, Однако, они не были обвинены в шпионаже, как это случилась в судьбах многих их коллег. Оказалось, что Хелен была родной племянницей генерального секретаря компартии США, которому благоволил лично Сталин. Это, думаю, и спасло Ахмеровых от репрессий. И их не тронули.
Исхака Абдуловича не стало в 1975 году. Хелен пережила его на пять лет. Похоронены вместе в Москве.
В 2011 году в день 110-летия со дня рождения Ахмерова в Троицке была открыта мемориальная доска. Размещена она на здании сельскохозяйственного техникума. Считается, что оно стоит на месте дома, где родился будущий разведчик.
– Анатолий Владимирович, а служили ли во внешней разведке наши земляки в послевоенный период?
– Конечно, служили. Вот, например, полковник Борис Никодимович Батраев. Он из рода казаков-нагайбаков Наваринской станицы. Были в роду Батраевых и Георгиевские кавалеры. Борис Никодимович 25 лет отработал, как говорят сами разведчики, в поле, т.е. за границей: Италия, Франция, Цейлон, Индия, Пакистан… Он работал по линии научно-технической разведки. Но была в его судьбе и необычная для разведчиков операция, которую называют «Архив-Б». Связана она с возвращением на родину архива великого русского писателя Ивана Бунина… К сожалению в 2008 году Бориса Никодимовича не стало…
Еще один наш земляк капитан 1 ранга Вадим Николаевич Сопряков. Удивляться этому не стоит, во внешней разведке служат офицеры различных родов войск. Родом Вадим Николаевич из Аши. Был резидентом советской внешней разведки в Японии, Непале, Бирме… А когда советские войска были введены в Афганистан (кстати, внешняя разведка была против этого ввода, понимая, чем все может закончиться), Сопряков был одним из руководителей теперь уже легендарного отряда специального назначения ПГУ КГБ СССР «Каскад». На счету «каскадеров» множество успешных разведывательных операций, сотни и тысячи спасенных жизней. И не только военных, но и мирных жителей тоже. Увы, Вадима Николаевича тоже сегодня нет с нами…
Ну и, конечно же, не могу не сказать о Владимире Ивановиче Завершинском. Он тоже из казачьего рода. Родился и вырос в селе Тарутино Чесменского района. О нем, как разведчике, известно крайне мало. А точнее вообще ничего неизвестно. В каких странах работал, чем занимался – тайна. И наше поколение вряд ли об этом узнает. Однако известно, что Владимир Иванович до 2008 года работал первым заместителем директора Службы внешней разведки, имеет звание генерал-полковника. Куда больше о нем известно, как о краеведе. Он – один из соавторов уже известного издания «Именной справочник оренбургских казаков, награжденных государственными наградами Российской империи». Кроме этого Владимир Иванович написал целый ряд книг по истории Южного Урала: «Очерки истории Тарутино», «К истории создания Красноказачьего полка имени Стеньки Разина в Троицке», «Оренбургские казаки в Лейб-гвардии сводном казачьем полку» и других. Он был инициатором возведения памятных знаков на месте исчезнувших поселков Чесменского района. Кстати, Владимир Иванович – почетный гражданин Чесменского района, а также лауреат народной премии «Светлое прошлое».
– Слова из гимна разведчиков «без права на славу во славу державы» – точны и грустны одновременно. Надеюсь, что наш разговор и, конечно, книги, которые появляются – ваша «И сим горжусь» и скоро – про Исхака Ахмерова помогут всем, кто интересуется историей своего края, узнать о замечательных людях, посвятивших свою жизнь службе во внешней разведке.

Об авторе:
Шалагин Анатолий Владимирович родился в 1962 г. в г. Караганде. Имеет высшее медицинское образование. Краеведением и публицистикой увлекается более 15 лет. Тема исследований – история Южного Урала. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством 2 ст.», нагрудным знаком «Патриот России». В 2015 г. награжден специальным дипломом IV южноуральской литературной премии за высокий профессионализм в краеведении.

ВСФ-Урал. © 2017 г.